tg —— vk —— fb —— ig
Паруса и реи мира
Подборка стихотворений Норы С.
Тексты и фотографии Норы С.


***

когда ты спишь на моих располосанных руках
и по ним стекает до озера мёд
с терпким привкусом янтаря,

испещрённого брызгами чёрного, я впотьмах
зашиваю деревянные жилы, и рот
недостойный мой шепчет: спаси меня

боже, спаси меня
и когда терпкий свет твой льётся по темени,
собираясь в углу в раскалённый поток,

я забываю своё имя
так забываю своё прежнее имя
и молчу

и тогда ты вытачиваешь из безвременья,
из единой ночи и единого дня
очертания мерцающих звёздами ног

кассиопеи
и запястья твои, сплошь в браслетах и снах,
разгораются от дуновения ветра рыжим

и пока ты спишь на моих плывущих руках,
и пока небосвод бесконечен, тих и недвижим,
вся земля теплеет


***

увези меня на пологий холм,
что стоит в тени необъятных древ,
прорубив ручьём травянистый склон,
утолившим жажду сто тысяч дев.

увези меня от твоих же туч,
лишь наверх подняв, к облакам и снам,
где твой хлеб солён, где твой хлеб пахуч,
где чадит седой сплошняком туман.

вынь иглу из рук, отпусти со всем,
что имел я, чем я растил зерно.
проклинай меня: я убог и нем,
ем твою же кровь как я пью вино.

спрятав жизнь мою, что в тени нагреть
нелегко теперь, как пропало лето:
выходи ко мне, я же вижу смерть,
я же вижу всё, снова вижу это –
***

бесконечный свет от одних к другим –
только пыль и ветер, и серый дым,
и луна, себя развернув второй
стороной, вызывает в тебе прибой.

повернулся вспять колесом тот мир,
только пыль, песок, сероватый дым,
только ты молчишь их неслышным ртом:
что потом, потом, что потом, потом.

этот ваку-ум греет ноги нам,
уподобившись непрозрачным снам,
ты молчишь-кричишь, и в беззвездной мгле
вечно всё, что лежит в тишине на дне.


***

...И волчок, всеми забытый,
начинает отсчёт.

иногда ты протягиваешь пальцы вперёд к туману,
будто воздух способен дотронуться до той музыки,
что они источают, подрагивая кончиками, испачканными в свете.

иногда ты встаёшь ступнями в ледяные мхи
и раскачиваешься с носков на пятки, что-то припоминая,
что-то бормоча, и мох уплотняется под твоей тяжестью.

шестикрылые серафимы прилетают на твоё окно:
просят их накормить, оставляют после себя прожжённые пятна,
улетают с первыми лучами солнца. ты их никогда не видел,

потому что родиться незрячим сложнее, нежели потерять зрение позже.
и когда Господь кладёт руки на твои утомлённые глаза,
ты слышишь лишь одну чистую ноту, устремлённую параллельно полу:

– Я люблю тебя, Сын мой, узри же врата небесные.

и не можешь открыть их, и по шее твоей катятся холодные слезы.


***

Ты приходишь с улицы со сцепленными пальцами вокруг лба,
С птичьей головой и красной полосой посередине лица.

Когда ты заходишь в комнату, сначала обои теряют свой цвет,
Затем тени перестают падать на пол, зеркала отражать друг друга.

Воздух вокруг тебя пульсирует молоточками, словно нагретый свечой,
Звёзды закручиваются спиралью, водомерки в ванной замирают в одном большом круге.

Ты приходишь с улицы в бесцветной одежде и пыли дороги,
Кладёшь руки на стол ладонями вверх и смотришь в пустоту.

Так я смотрю в чужое будущее, вижу больше, чем сон,
Так моё тело забывает твоё дыхание.
***

Разложив на древесной груди каменистого грота
Наши гроздья рябины и трепет царапин синеющих рек,
Растворив в белом пламени мел,

Ты подходишь к скале. Край ущелья до ссадин истрёпан
И пространственно высвечен морем. Под корой начинают разбег
Иглы птичьих костей, чистотел.

В темноте превращается в пепел, красит небо фиолетовым льдом,
И замшелые губы не шепчут слова и не тянут за время.
Не хватает рек для прозрачных слез.

Ждёшь рассвет. Но не руки в мозолях достают до
Дна, а отломанный корень и серые ветви
Холодят слишком тёплый мороз.

От моей любви до пределов земли – тонкий мох,
Складки горных пород и границы стран,
Тощий стебель сознаний и вьющийся плющ,

Темень глаз, мягкость тела тоски и былого.
Нарушая покой твоих снов тошнотой райских кущ,
Разгоняя в горах необъятными тучами крыльев туман,

Повтори про себя, мой чадящий и сумрачный Бог:
– Мы не встретимся снова. Мы не встретимся снова.
Осыпается слоем шершавая пыль на тяжёлых камнях,

Единичными взмахами спускается темное небо на лес:
По ночам непрозревшие смотрят в разломы миров, запятнав
Чёрной кровью глазницы бескрайних небес.
Made on
Tilda