tg —— vk —— fb —— ig
[4/6]
Мистификация в ХХ веке: Виан и Кено
Игра с клише, патафизика
и дезангажирование литературы
Это четвёртая часть спецпроекта, посвящённого феномену литературной мистификации. Чтобы просмотреть весь спецпроект, нажмите сюда.
Чтобы проиллюстрировать свою теорию ещё на одном примере, посмотрим на феномен мистификации уже в ХХ веке. Две следующие мистификации находятся очень близко во временном отношении — это литературные мистификации Бориса Виана и Раймона Кено под именами Вернона Салливана и Салли Мара соответственно.

Что объединяет эти мистификации? Во-первых, эпоха: первый роман Вернона Салливана появился в 1946 году, а Салли Мара — в 1947, то есть в послевоенное время. Что это такое — литература после войны? Конечно, это прежде всего литература ангажированная. Что значит ангажированная литература? Это литература, которая работает на запросы общества; литература, вовлечённая в большую историю; литература, которая должна служить истории. Но уже в самой литературе возникает не очень большое желание служить чьим-то запросам: литература хочет оставаться самой собой. Это тоже важный момент: эти литературные мистификации, на мой взгляд, готовят почву для французского неоавангарда. То, что мы узнаем в 50-е как антидрама и антироман, — это литература дезангажированная, литература абсолютно самодостаточная, которая никому ничего не должна, и эта заявка самодостаточной литературы прозвучала как раз в этих литературных мистификациях.
Борис Виан/Вернон Салливан
Я приду плюнуть
на ваши могилы
J'irai cracher sur vos tombes
1946
В 1946 году под именем Вернона Салливана был опубликован роман «Я приду плюнуть на ваши могилы», переводчиком которого значился Виан. На первый взгляд, он представлял собой один из тех американских «чёрных романов», которые были достаточно популярны в послевоенной Франции. Но позже оказалось, что в данном случае речь идёт о блестящей стилизации, автором которой и являлся Борис Виан.

Именем Салливана были подписаны еще три виановских романа. С самого начала Виан заявлял: «Я не могу доказать, что Салливан существует, как вы не можете доказать, что его нет. Вы вольны верить во что хотите». Романы Салливана можно рассматривать как пародию на авантюрно-эротический роман, спекулировавший на проблемах расизма. Показателен уже образ псевдоавтора: он «скорее чёрный, нежели белый», «белый негр», т.е. потерявший признаки негроидной расы. В салливановском цикле в полной мере проявляет себя один из характерных приёмов Виана — «доведение любой ситуации, мысли, мотива до абсурда, когда алогизм, парадокс заставляют увидеть нелепость привычного. «Я приду плюнуть на ваши могилы» — это история о жестокой мести негра, насыщенная откровенными эротическими и садистскими сценами. С другой стороны, организация повествования на разных уровнях указывает на его пародийный характер. Условность происходящего постоянно обыгрывается.

Стилизация, имея в виду имитацию «чужого слова», сама по себе не затрагивает глубинных мировоззренческих пластов творческой индивидуальности её создателя. При этом воссоздаётся «чужой способ» выражения «чужой мысли». Цель стилизации — как можно точнее передать «чужой голос», и чем меньше стилизатор при этом будет проявлять своё индивидуальное своеобразие, тем удачнее она будет. Вернон Салливан стал своеобразной маской Бориса Виана, но маска не может изменить суть человека, который скрывает за ней своё лицо. Для стилизатора важно проникнуть в «чужое слово», перевоплотиться; таким образом, можно утверждать, что при этом авторское «я» подчиняется «чужому голосу».
Раймон Кено/Салли Мара
С ними по-хорошему нельзя
On est toujours trop bon
avec les femmes
1947
В 1948 г. создаётся замечательный институт «Коллеж де Патафизик» (Le Collège de 'Pataphysique), образованный для изучения патафизики – «науки о воображаемых решениях» (Альфред Жарри) или «науки исключений». Патафизика учитывает, что в мире существуют только исключения, её основу составляет философский скептицизм, который выражается в числе прочего в пародировании разного рода институтов (пример — сама структура Коллежа с комиссиями, комитетами, отделами, должностями и т. д.). Примечательно, что и Виан, и Кено были участниками Коллежа (Кено имел должность Трансцендентального Сатрапа).
В патафизике Кено привлекают не только дистанция между научным и иронично-скептическим подходами, сочетание жёсткой логики с абсурдностью и парадоксальностью, но ещё и интерес к мистификации. Под именем ирландки Салли Мара Кено опубликовал два произведения — «Интимный дневник» (Journal intime, 1950) и роман о дублинском восстании «С ними по-хорошему нельзя» (On est toujours trop bon avec les femmes, 1947). В качестве переводчика значился Мишель Прель — настоящее имя Раймона Кено. При создании образа фиктивного автора Раймон Кено предпринял попытку максимального дистанцирования: женщина, ирландка, при этом переводчик предварял роман историей её жизни, где сообщалось, что автора уже нет в живых. В романе представлен женский взгляд на события: серьёзный политический акт, восстание ирландцев против англичан, подан в ироническом ключе, причём весь пафос происходящего разрушен именно женщиной, которая оказывается между воюющими сторонами и выходит победительницей.
Борис Виан и Раймон Кено
Эти романы Виана и Кено нужно читать, постоянно держа в голове зазор, то есть ни в коей мере не подходить к ним как к текстам, которые рассказывают какую-то историю. Мы всегда должны иметь в виду, что это — игра с литературными клише, с литературным каноном, и здесь пародийное начало выражено очень ярко. Клише чёрного детектива усилены в несколько раз, и если читать без зазора, то неискушённый читатель сразу впадает в ступор от сцен насилия, которым изобилует этот роман. Но когда мы начинаем поддаваться игре Виана, мы получаем наслаждение от того, как сделан этот текст. Во многом из-за того, что при экранизации этого первого салливановского романа зазора не получилось, Борис Виан, возмущённый экранизацией, стал её жертвой, потому что умер во время просмотра этого фильма в кинотеатре. Сердце писателя не выдержало того, во что превратили его роман.
Made on
Tilda