tg —— vk —— fb —— ig
[2/6]
Появление автора
Кризис традиционалистского сознания и зарождение индивидуального авторства
Это вторая часть спецпроекта, посвящённого феномену литературной мистификации. Чтобы просмотреть весь спецпроект, нажмите сюда.
Я буду придерживаться (в понимании индивидуального авторства) точки зрения известного исследователя литературы, и древней, и современной, Сергея Сергеевича Аверинцева. В общем-то, мы все можем считаться его учениками и идём за ним. Он говорил о том, что в истории литературы можно выделить три огромных периода, где представлено разное художественное сознание.

Первый этап — мифопоэтическое сознание. Это фольклор, мифы и все древнейшие литературы. Второй этап, который длится очень долго – так называемое традиционалистское сознание, то есть сознание в рамках традиции. Вся история классической литературы — это как раз этот период. Крайняя точка, когда заканчивается традиционалистское сознание (или то, что мы называем нормативной поэтикой) – это середина XVIII века. Хотя в этот период уже появляются имена Рабле, Сервантеса и Шекспира, однако индивидуальное сознание, а соответственно и институт индивидуального авторства, возникают только с середины XVIII века.
Почему так? Автор в традиционалистский период не мыслил себя полноправным создателем художественного мира. Он не создавал мир так, как ему хочется, — он был ретранслятором традиции, он создавал свои произведения в рамках этой традиции, следуя её законам. Мы можем увидеть, как жёстко следовали правилам жанровых форм самые гениальные писатели этого периода. Когда же большая личность понимает, что те жанровые формы, в которых она существует, её не устраивают, она обращается к пародии, обращается к «взламыванию» старых жанровых форм и поиску новых (яркий пример — Сервантес).
Генри Филдинг
В середине XVIII века автор заявляет о себе как о суверенном создателе художественного текста. Это замечательно декларирует, например, в своём романе «Истории Тома Джонса, найдёныша» (The History of Tom Jones, a Foundling, 1749) английский писатель Генри Филдинг. Автор в самом предисловии заявляет о том, что он не собирается слушать критиков и ему всё равно, что они говорят и какие правила они диктуют, так как он сам создаёт текст и лучше знает, как его создавать. В унисон Филдингу английские эстетики того же периода говорили о том, что гениальной личности правила вообще не нужны. «Правила как костыли — они необходимы больному, но стесняют здорового». Тем, кто страдает недостатком таланта, нужны правила, а гениальным творцам нужно следовать только за своим вдохновением.
Именно поэтому я полагаю, что литературная мистификация может возникнуть именно в период, когда автор является полноправным создателем художественного универсума. Это не значит, что фиктивного авторства не было: были такие периоды, когда мы можем наблюдать большой всплеск фиктивного авторства, например, в эпоху Возрождения. Однако до индивидуального авторства, когда автор ‒ только ретранслятор традиции, а авторское имя – знак авторитета или жанра, фиктивное авторство не предполагает конструирование полноценного субъекта, речь скорее идёт об усвоении жанровой или стилевой традиций. Так было, например, с баснями Эзопа или притчами царя Соломона; так было в Средневековье с приписывание писем отцам церкви и античным философам. Но речь пока не идёт о полноценном создании образа Другого со своей собственной историей.
Made on
Tilda