tg —— vk —— fb —— ig
рубрика недели: Золотой век еврейской поэзии
4
Моше ибн Эзра
Подготовил Ваня Середич

В философии Моше ибн Эзра был продолжателем неоплатонических исканий Шломо ибн Гвироля («Райский трактат о значении сокрытого и истинного смысла»), в поэзии же развивал светские мотивы последнего (книга стихотворений «Таршиш» — «Перламутр»). Схожи в некоторой степени и судьбы поэтов. Родившись в Гранаде около 1055 года, изрядную часть жизни ибн Эзра прожил в спокойствии и достатке. Ситуация, однако, коренным образом изменилась в 1090 году. За захватом Гранады Альморавидами последовали еврейские погромы; Моше ибн Эзра, как и в случае Гвироля, вынужден был покинуть город и искать приют в христианской части Испании.

Анакреонтика, следуя превратностям судьбы, отходит в его творчестве на второй план. Так, поэт снискал славу как автор молитвенных песнопений, надрывных стихотворений изгнания — новый, собственный галут. Более того, Моше ибн Эзра был последовательным формалистом. Он сочинял стихи с омонимическими рифмами (теджнис собственного изобретения), пример которых приводим в стихотворении ниже, а во всё том же «Перламутре», комбинация букв заглавия которого даёт число 1210, содержится столько же строк. Осознанность подобной установки ибн Эзры свидетельствует о переходе иврита как художественного языка на качественно новый уровень. Результатом же филологических изысканий поэта стало первое в истории еврейской литературы сочинение по поэтике — трактат «Книга беседы и воспоминания», написанный, впрочем, на арабском.
***

О дочери лозы, пленён
я сетью ваших нежных чар.
Дарует силы мне вино,
струясь рекой из полных чар.
Из нищих делает вельмож
оно волшебной властью чар,
И в дни скитаний и разлук
бокал — целитель мой и друг.
Вино прохладой освежит,
когда жарой объят весь свет,
От зноя тенью защитит,
уймёт лучей палящих свет.
Когда мороз, как лютый враг,
нежданно явится чуть свет,
Согреет и спасёт от мук
меня хранитель вин — бурдюк.

перевод Якова Либермана
Made on
Tilda