tg —— vk —— fb —— ig
рубрика недели: Золотой век еврейской поэзии
5
Йегуда Галеви
Подготовил Ваня Середич

На долю Йегуды Галеви выпало стать апологетом еврейской идентичности.
«Солнце своей эпохи», «фиал мудрости», Галеви родился около 1075 года не то в Туделе, не то в Толедо. Важно, впрочем, не точное место, но тот факт, что поэт — уроженец Кастилии, то есть христианской части Испании, культурной периферии в сознании тогдашнего еврейского мира. Собственную ущербность Галеви не уставал подчёркивать в письмах андалусским товарищам. Был он, однако, человеком образованнейшим для своего времени. Его талант обнаружил Моше ибн Эзра, с которым у Галеви после визита в Гранаду в 1089 году установились дружеские отношения. Полную симпосиев и богемных увеселений жизнь в 1090 году прервали завоеватели Альморавиды. Галеви не застал гранадский погром;
привыкший жить в разъездах, он вёл необычайно деятельную жизнь.

Дуализм творчества Галеви заключается в том, что его поэзия идейно абсолютно противоположна его же философским концепциям. Основной корпус ранней лирики Галеви — эпиграммы, любовные песни, панегирики в духе светских арабских стихотворений. Но совсем другой Галеви — борец с духовной беспечностью и ассимиляцией еврейского народа. Подражательность, чуждый эстетике Писания и еврейскому духу арабский элемент устами рабби критикуется в «Кузари», главном философском трактате писателя. «Кузари» — это апология иудаизма перед лицом ислама, аристотелевского учения и христианства. Именно здесь, утвердившись после в знаменитых «Песнях Сиона», у Галеви зарождается идея «великого возвращения» — практически невообразимый по меркам того времени проект.

Отдадим ему должное: будучи уже в преклонном возрасте, Галеви (и в этом его отличие как от современников, так и от поэтов предыдущих поколений) практически сумел реализовать свой план. Он погиб на пути к Земле Обетованной около 1141 года.
***

Исполненный прелести, краса земель, град Царя,
Его я взалкал душой, от запада, чрез моря!
И жалости полон я о славе минувших дней,
Грущу об изгнанье, о погибели алтаря.
Я прах напоил бы твой горькой слезой, когда
Умел бы достичь тебя, на крыльях орлов паря!
Радею о граде я, что днесь в запустении, —
Дом царский, где змеи лишь кишат, в нём пути торя,
Развалины, сладостию мёду подобные‚
Ах, как бы припал бы я к вам, любовью в душе горя!

перевод Шломо Крола
Made on
Tilda