tg —— vk —— fb —— ig
рубрика недели: палящее солнце Шарля Бодлера
2
Бодлер-гашишист
Подготовила Витя Вдовина

В 1860 году под обложкой «Искусственного рая» Шарль Бодлер публикует три произведения, посвящённые опьянению, алкогольному и наркотическому. В первом из них — «Вино и гашиш» — Бодлер подробно описывает влияние этих веществ в физиологическом и психологическом аспектах. Начиная с процесса сбора растений, Бодлер переходит к способам приготовления и потребления вина и гашиша, точно описывает эффекты, возникающие на каждой фазе опьянения, перемежая эти описания образами, возникающими на основе синестетических ощущений.

Единственное, чего Бодлер всячески избегает — морализаторских наставлений. Даже читая рассуждения о пагубном воздействии гашиша, читатель не сталкивается с заведомым осуждением. В I главе раздела «Вино» встречаем цитату:

И если новое издание этого сочинения отважится оскорбить здравый смысл современного человечества, то неужели же вы все, кто пьёт с горя или радости, вы все, кто ищет в вине воспоминаний или забвения и, не находя его в достаточно полной степени, смотрит на свет исключительно сквозь дно бутылки, вы, о которых забыли и с которыми не считаются, — неужели же кто-нибудь из вас купит хоть один экземпляр этой книги и воздаст добром за зло, благодеянием за невнимание?

Обращение к тем, кто «смотрит на мир через донышко бутылки», внешне пародирует раблезианскую манеру обращения к «венерикам и пьяницам». Бодлер освобождает своё сочинение от любых «морализаторских» углов зрения. Творчество для него — а эссе об опьянении, безусловно, относятся к ярким примерам его творчества — существует вне моральных категорий, «порок» и «добродетель» искажаются у Бодлера до той степени, что между ними теперь нельзя провести чёткого раздела, как нельзя вычленить их из канвы всего повествования.

«Поэма гашиша» — второе произведение из «Искусственного рая» — сконцентрирована на исследовании бессознательного, потому впоследствии она закономерно использовалась в этом ключе сюрреалистами. Андре Бретон давал такое определение сюрреализму:

Чистый психический автоматизм, имеющий целью выразить — или устно, или письменно, или любым другим способом — реальное функционирование мысли. Диктовка мысли вне всякого контроля со стороны разума, вне каких бы то ни было эстетических или нравственных соображений.

В этом смысле описания психоделических опытов Бодлера служат примером «идеального» сюрреализма.

Наконец, третье произведение цикла представляет собой авторскую рефлексию на «Исповедь англичанина, употребляющего опиум» и «Suspiria de Profundis» Томаса де Куинси, сочетая в себе контраст литературоведческого и психоделического исследований.

Нельзя не сказать о выводе, к которому в конце концов приходит Бодлер: «искусственное» опьянение, алкогольное или наркотическое, не заменяет опьянения поэтического, где человек — причина и следствие, субъект и объект.
Здание отеля Лозен, где в 1840-х годах размещался «Клуб гашишистов», Le Club des Hashischins. Завсегдатаем этого клуба был двадцатилетний Бодлер.
XXXIII (из «Парижского сплина»)

Всегда нужно быть пьяным. В этом всё: это единственная задача. Чтобы не ощущать ужасный груз Времени, который давит нам на плечи и пригибает нас к земле, нужно опьяняться беспрестанно.

Чем? Вином, поэзией или истиной — чем угодно. Но опьяняйтесь!

И если порою, на ступеньках дворца, на траве у обочины, в мрачном одиночестве своей комнаты, вы почувствуете, пробудившись, что опьянение уже ослабло или исчезло, то спросите у ветра, у волны, у звезды, у птицы, у часов, у всего, что бежит, у всего, что стонет, у всего, что катится, у всего, что поёт, у всего, что говорит, — спросите, который час; и ветер, и волна, и звезда, и птица, и часы ответят вам: «Время опьяняться! Для того чтобы не быть страждущим рабом Времени, опьяняйтесь; опьяняйтесь непрестанно! Вином, поэзией или истиной — чем угодно!»

перевод Татьяны Источниковой
Made on
Tilda