tg —— vk —— fb —— ig
рубрика недели: палящее солнце Шарля Бодлера
1
Бодлер-литературовед
Подготовила Витя Вдовина

Закономерным кажется то, что Шарль Бодлер практически не известен в своей ипостаси литературоведа. Тем не менее большая часть его статей посвящена именно литературе, видное место среди которых занимает цикл очерков об Эдгаре Аллане По. Среди этих очерков особенно выделяется «Эдгар Аллан По — северо-американский поэт», в котором Бодлер ступает след в след за событиями биографии своего современника, стараясь определить как бы общий, один для всех путь «творца», размышляя о судьбах всех писателей и, конечно, проводя параллели между самим собой и американским поэтом.

Отчётливо просматривается намеченная Бодлером симметрия творческих путей: поглощённая прагматизмом американская публика не намеревалась ни прислушаться к высокому слогу По, ни справедливо признать и принять этого поэта-метафизика. В это же время французская публика отворачивается от Бодлера по обвинению в «аморальности». Эта судьбоносная созвучность, на которую всё время намекает Бодлер, превращает его очерк, снабжённый научными комментариями, в своего рода лирическое откровение.

Известно, что многие критики превозносили Бодлера, а известные писатели-современники, в числе которых был и Виктор Гюго, отправляли ему слова поддержки во время судебного разбирательства касательно «Цветов зла». По также ещё при жизни был признан «гениальным», но внутренние переживания Бодлера подсказывают ему путь отверженного — путь, связывающий его с американцем: «автоматизированное» признание не является гарантом против одиночества, опустошённости и «несчастия», как пишет об этом французский поэт.

По не был единственным интересом Бодлера — творчество Готье, Шелли, Флобера, Шанфлёри и других видных писателей тоже стали предметом литературоведческих штудий поэта. Характерные черты всех статей Бодлера о литературе — яркая образность и философские рассуждения о предназначении поэзии, среди которых — личные переживания поэта о себе самом как о живом поэте на литературном поприще.
Из статьи «Эдгар Аллан По — северо-американский поэт»

Жизнь Эдгара По — поистине душераздирающая трагедия, и самое страшное в ней то, что развязка вполне обыденна. Различные документы, только что прочитанные мною, укрепили моё убеждение в том, что Соединённые Штаты были для По обширной клеткой, большой счётной конторой и что всю свою жизнь он провёл в безнадёжных попытках вырваться из этой неблагоприятной атмосферы. В одной из биографий писателя сказано, что вот если бы мистер По захотел как-то упорядочить свой гений и применил бы свои творческие способности в иных формах, более приемлемых на американской почве, то уж тогда бы он действительно смог стать автором, зарабатывающим деньги, a making-money author; что в конце концов нынешние времена не так уж тяжелы для человека талантливого, он всегда заработает себе на жизнь, пусть только в делах соблюдает порядок и бережливость да умеренно расходует свои средства. Впрочем, некий критик бесстыдно утверждает, что как бы гений Эдгара По ни был велик, а всё же для него самого было бы гораздо полезнее иметь всего лишь талант — потому что гораздо легче претворить в деньги талант, нежели гений. В записке, которую мы сейчас рассмотрим, один из его друзей признаётся, что напечатать Эдгара По в журнале было весьма трудно и что издатели поневоле платили ему меньше, чем другим, именно потому, что стиль его произведений намного выше заурядного. Всё это напоминает мне гнусную пословицу, когда отец говорит сыну: «Make money, my son, honestly, if you can, but make money». — «Что за дух мелочной лавки!» — как говорил Ж. де Местр по поводу Локка.
Made on
Tilda