tg —— vk —— fb —— ig
особый жанр арабской литературы, новелла, повествующей об авантюрах плутов и мошенников. Макама в том виде, который она получила у Алхаризи и его преемника Аль-Харири, считается предшественницей испанского плутовского романа
рубрика недели: Золотой век еврейской поэзии
6
Йегуда Алхаризи
Подготовил Ваня Середич

Йегуда Алхаризи — поэт отходящего в вечность иудео-мусульманского Сефарда и новой, на глазах зарождающейся христианской Испании. История её еврейской общины завершится катастрофой 1492 года: в результате Гранадского эдикта тысячи и тысячи иудеев, не пожелавших принять христианство, будут вынуждены покинуть Пиренейский полуостров. Но исход этот уже таился в предсмертном цветении культуры ещё того fin de siècle, в котором жил Алхаризи, то есть границы XII и XIII веков. Этот период, впрочем, был богат известными писателями и философами — сам Маймонид, Иосиф ибн Забара, еврейские поэты Сирии, Греции и Италии. Эти голоса эпохи заката будут являть себя ещё долгие годы, но лишь как искажённые, всё более разобщённые отголоски.

Йегуда Алхаризи родился около 1165 года в Толедо. Он был тем, кто, если процитировать его же строки, «сердцем чувствует зловещий ход времён». Всю жизнь проведя в разъездах, писатель имел возможность наблюдать быт и культурную жизнь еврейских общин всего Средиземноморья — вернее сказать, их мерный упадок. Своим сборником макам* «Тахкемони», где в 3-й главе им представлен очерк истории еврейской литературы Испании, а в 18-й — критика всех поэтов, к ней относящихся, Йегуда Алхаризи словно подводит итог эпохе, тем без малого трём векам, что прошли от рождения Дунаша бен Лабрата до его собственной смерти.

Еврейская поэзия Испании проникается в этот период духом мистицизма, замыкается в дидактизме и религиозности. Культурная жизнь региона будто замирает;
в Альхаризи, однако, теплится ещё искра старой культуры Андалусии. Среди стихотворений-жалоб мелькают привычные строки — о любви и вине, мелькают переводы с арабского на иврит — например, макамы Харира из Басры и «Путеводитель растерянных» Маймонида. Этот дух старой культуры пронесут в себе поэты следующих поколений (например, Иммануэль Римский), но, лишённый постоянной подпитки, он обречён угаснуть.
***

Подобен торгу мир, и люди в нем — соперники.
Кто сердцем чувствует зловещий ход времён,
В расселину скалы, как жители пещерные,
Сокройтесь, пока мир тщеславьем опьянён.
А мне что выбрать в этом мире злом,
Искать убежищ потаённых тень?
Под мирозданья благостным шатром
Ждать, что настанет просветленья день?
Но отвергаю благостный шатёр
И тщетных ожиданий приговор.

перевод Якова Либермана
Made on
Tilda