tg —— vk —— fb —— ig
Один альбом
Поэтический автопортрет Дани Соболева
Тексты Дани Соболева


ТССС

не спится.
ночные птицы
бьются об окна,
словно возницы
хлыстами их гонят к прозрачной границе
комнаты с миром.
колёсные спицы
царапают стёкла,
а небо поблёкло
и стало сирым.
и гонят возницы
крылатых коней
мимо ярких огней
в тёмные стёкла —
сейчас разобьются...
и птицы ворвутся:
накроют меня колосками пшеницы
и гнёзда совьют
в побеждённой темнице.
не спится.
ночные птицы
победную песню поют.


ВЕЧЕРНЯЯ МОНОДИЯ


сияла ночь. я мазал миром
статÿй растресканные губы;
и шли по улицам факиры,
сманивши с крыш стальные трубы.

и наугад ногой в пространстве
я в странном трансе поводил —
сияли звёзды в танце страсти
между стрекочущих стропил.

и говорили мне светила,
и жгло парное молоко:
«таким, как ты, Данюш, мудилам
до нас, поэтов, далеко...

но ты, конечно же, старайся —
авось и выйдет хоть чего».
спасибо, звёзды. возвращайтесь
в своё святое ничего.


КРАТКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ О ПОЭЗИИ


поэтам мёртвым подражая
закину голову назад
как будто в дом панельный рая
врезаю близорукий взгляд

не ждите помощи оттуда
там пьют какао и поют
а коль вмешаешься паскуда
тебя наверное побьют

они всё сделали


***

я санки в сарае в начале весны
я голос в далёких верхушках лесных
я всё я ничто я заброшенный сад
где шмель над цветами гудит полосат
нужна я как будто а вроде и нет
в терновой ограде мой точный ответ
я сделана брошена стоптана смята
таится в терновнике семечко мяты
ГЛУПЫЙ ВЕЧЕР

во мне закончились слова
слова все съела голова
моя большая голова
с дурацкими зубами

в стране закончились стихи
и стены тонкие тихи
здесь стены стёртые тихи
под тёплыми губами

вдоль улиц ходят голоса
и что-то прячут в волосах
в звериных чёрных волосах
с тяжёлыми рогами

а я замёрз стою в дверях
в морозных взглядах и зверях
с колючей жалостью зверях
с их тонкими ногами


ТРЁХЧАСÓВЫЕ СТИХИ

за окном клокочут кошки
нет на небе белой крошки
крошка выпала в осадок
в океан московских кадок
в кадках жёлтые цветы
кадки есть а нету ты

пусто в небе и во мне
мы тождественны вполне
небо в рыжем одеяле
я в похожем материале
отчего же небо пусто
неизвестно просто чувство


СТИХИ КОТОРЫЕ НАПИСАЛ НЕ Я

я
вообще
не имею
права
смотреть
в твои
большие
глаза


ГИПЕРФИКСАЦИЯ

необходимо деть себя
хотя бы в чистый ящик морга
хотя бы в ругань октября
хотя бы в автомóбиль волга

необходимо сердце сдать
оно не может биться долго
в моей груди как об кровать
о рёбра радиатор волга

необходимо гипс и бинт
висок пробитый поцелуем
ненаказуемый преступник
угнал на волге в темноту


***

когда нас щёлкают по лбу
по позвоночному столбу
щелчок бежит до самых пяток
потом обратно в кольца прядок
над раскрасневшимся лицом
туда-сюда и так кольцом
и каждый маленький и рыжий
ответа нет ни в нас ни выше
гремит один в дрожащей тиши

щелчок
ДЛЯ ЛХ

литая радость держится нетвёрдо
упало в суп серебряное горло
металлом будущего в форме старой ложки
в тарелку тёплой застоявшейся окрошки
спускается малиновая нить
она бы пригодилась нечем шить
коробка с иглами осталась в старом доме
и нитки плещутся в серебряном бидоне
с-под пальцев льётся бесконечно льётся
цветник на дне бидона шьётся шьётся
но тоньше корень и краснее листья
вот-вот раздастся ножничное «брысь» я
рванусь споткнусь разрежусь пополам
рассыплюсь по сусекам и углам
и голова подскочит разобьётся
ведром о бёдра гулкого колодца


АВТОПЕЙЗАЖ


во мне три пары в небе несть числа
касались пальцы скользкого весла
и караван блуждал среди пустыни

поднялся парус взвизгнули винты
зигзагом встали смятые цветы
и след остыл и каждый след остынет

белок краснеет с каждым новым днём
протуберанцы плавятся на нём
вселенская офтальмодиорама

но ветер с каждым вздохом всё теплей
слезится лёд на площади моей
следы на льду дымящаяся рана

истлеет парус вывернется глаз
в вином налитый утренний алмаз
и в нём преломится проплаканная площадь

цветы воспрянут лёд уйдёт водой
винты и вёсла плотной бородой
покроет мха ликующая роща

и в роще встанет пёстрый караван
пройдясь по чащам вычищенных ран
под тёплую ладонь протуберанца

и будет стройно несколько секунд
пока секунды следом не стекут
на дно пленэрного раззявленного ранца
Made on
Tilda